Внешний вид товара или его этикетки охраняется не только авторским правом и может быть зарегистрирован в качестве промышленного образца (ст. 1352 ГК). Указанное равным образом распространяется как на производителей оригинальной (первоначальной) продукции, так и на недобросовестных имитаторов. Последние также могут быть патентообладателями промышленных образцов, которые воспроизводят внешний вид товаров своих конкурентов.

В таком случае логичным представляется вопрос: нарушают ли такие субъекты антимонопольное законодательство или же всего лишь используют свою интеллектуальную собственность, зарегистрированную в установленном законом порядке? Даже решение антимонопольного органа о запрете использования определенных этикеток и изделий само по себе не прекращает действия патента на промышленный образец, выданный для охраны схожих/тождественных решений внешнего вида.

Исключительные права на промышленный образец возникают в силу его государственной регистрации и не зависят от воли третьих лиц. Согласно ст. 1352 ГК единственными условиями патентоспособности промышленного образца является новизна и оригинальность. Данные требования означают, что правовая охрана такому объекту предоставляется, только если из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промышленного образца, неизвестно решение внешнего вида изделия сходного назначения, производящее на информированного потребителя такое же общее впечатление, какое производит промышленный образец, нашедший отражение на изображениях внешнего вида изделия (п.п. 3, 4 ст. 1352 ГК).

Таким образом, формально Роспатент при решении вопроса о выдаче патента на дизайн товара или упаковки анализирует все существующие в мире схожие решения внешнего вида изделий, в том числе товары конкурентов. В случае выявления фактов копирования/имитации, государственный орган должен отказать в регистрации. Однако де-факто у Роспатента нет объективной возможности проверить абсолютно все решения внешнего вида товаров и упаковок. В данной связи некоторым скопированным этикеткам и товарам предоставляется охрана промышленного образца. В последствии недобросовестные патентообладатели ссылаются на факт использования своей интеллектуальной собственности и невозможность применения ст. 14.6 Закона о защите конкуренции.  

Безусловно, у добросовестных производителей оригинальной (первоначальной) продукции всегда есть возможность попытаться признать недействительным патент на промышленный образец в порядке ст. 1398 ГК по несоответствию критериям патентоспособности: новизны или оригинальности. Однако указанный способ защиты не всегда эффективен: спор может сильно затянуться, в качестве противной стороны будет выступать не сам имитатор, а государственный орган, принявший решений о регистрации. Вместе с тем, добросовестному производителю представляется гораздо привлекательнее обратиться за защитой своих интересов в антимонопольный орган, ведь в действиях его конкурента имеется явная недобросовестность. Важно отметить, что при оценке сходства решений дизайна ФАС, в отличии от Роспатента, не ограничен регламентами и методичками, а устанавливает факт имитации “на глаз”. Однако  правоприменительная практикка по данному вопросу была и остается противорчивой. С вступлением в силу ст. 14.6 Закона, запрещающей конкуренцию, связанную с созданием смешения ситуация только усложнилась. 

В октябре 2019 года ФАС России рассмотрел дело № 08/01/14.6-63/2019 о нарушении ООО «Мирролла Лаб» антимонопольного законодательства путем имитации дизайна шампуней и бальзамов серии «911 Ваша служба спасения» производства АО «ТВИНС Тэк» при производстве и реализации шампуней и бальзамов серии «911 экстренная помощь». Оба конкурента являлись правообладателями патентов на соответствующие промышленные образцы своих продуктов. По мнению ФАС России выдача данных патентов свидетельствовала, что все изображения внешнего вида упаковок продукции являлись новым и оригинальным. «Поскольку упаковки продукции Заявителя и упаковки продукции ООО «Мирролла Лаб» полностью защищены охранными документами (патентами на промышленные образцы), то исключается возможность сходства до степени смешения упаковок продукции Заявителя и ООО «Мирролла Лаб». Арбитражный суд г. Москвы в Решении от 02.07.2020 по данному делу отметил следующее: «признание патентов на промышленные образцы №№ 658687 и 381613 недействительными может служить основанием для пересмотра решения ФАС России по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, но не являться основанием для отмены решения ФАС России по делу о нарушении антимонопольного законодательства». В скоре патент был признан анулирован и ФАС России пересмотрело свое регение в свзяи с “новыми обстоятельствами” (Дело № А40-341148/19-21-1841).

Таким образом оценку действиям общества фактически дает даже не антимонопольный орган, а Роспатент. При этом факт добросовестности общества зависит не от него самого, а от ретроспективной оценки Роспатента, позиции которого свойственно меняться. Даже при положителном решении о регистрации патента общество не может вести нормальную деятельность, поскольку любой желающий может опротествоать патент и тогда использование дизайна автоматически станет актом недобросоветсной конкуренции в глаз антимонопольных орагнов. 

Кульминацию история поличила уже в другом деле при участии того же ответчика. В административном деле № 08/01/14.8-24/2020 по мнению антимонопольного органа недобросовестная конкуренция ООО «Мирролла Лаб» выразилась в использовании при производстве гигиенического средства «Аквасол» упаковки, сходной с упаковкой медицинского изделия «Аквалор» производства АО «Нижфарм». Указанное дело осложняется тем фактом, что ООО «Мирролла Лаб» является правообладателем промышленного образца № 119223 (этикетка для упаковки), который полностью воспроизводит упаковку реализуемого средства «Аквасол». Однако данное обстоятельство, в отличии от предыдущего спора, абсолютно не смутило ФАС. К настоящему моменту ФАС России уже вынес соответствующее решение (от 23.04.2021) о запрете использования этикеток “Аквасол”, при этом патент на промышленный образец № 119223 оспорен не был и являются действующим. Оспорить предупреждение ответчику также не удалось. (Дело № А40-71661/20-17-521).

Решение данной проблемы вижу в следующем. 

Нельзя признать справедливой и обоснованной текущую редакцию ст. 14.6 Закона в той части, в какой она позволяет антимонопольным органам запрещать фактическое использование результатов интеллектуальной деятельности, полученных в установленном законом порядке и не признанных недействительными. Указанный запрет выражается в запрете использовать товар, внешний вид которого охраняется патентом. В данной связи п. 2 ч. 1 ст. 14.6. Закона необходимо дополнить следующим абзацем: «указанный в п. 2 настоящей статьи запрет не распространяется на результаты интеллектуальной деятельности, подлежащие государственной регистрации и зарегистрированные в установленном законом порядке».

Предлагаю антимонопольным органам отказаться от квалификации действий недобросовестных имитаторов правообладателей патентов на промышленные образцы по ст. 14.6 Закона. Указанные действия могут расцениваться как недобросовестная конкуренция, связанная с регистрацией и использованием результатов интеллектуальной деятельности по ст. 14.8 Закона. В настоящий момент данный механизм уже успешно реализован применительно к средствам индивидуализации в статье 14.4. Закона. В том случае, если недобросовестный имитатор использует обозначение, сходное с товарным знаком своего конкурента, то антимонопольные органы применяют п. 1 ч.1 ст. 14.6 Закона, а если недобросовестный имитатор сам является правообладателем товарного знака, то антимонопольные органы признают его действия по приобретению и использованию данного товарного знака недобросовестной конкуренцией на основании ст. 14.4 Закона.

Таким образом по аналогии предлагается рассматривать в качестве акта недобросовестной конкуренции сами действия имитатора по подаче заявления на регистрацию патента на промышленный образец, который представляет собой внешний вид скопированных товаров/этикеток конкурента. В случае признания таких действий нарушением ст. 14.8. Закона, заинтересованное лицо сможет подать заявление в Роспатент для признания недействительным предоставление правовой охраны патенту по аналогии с ч. 2 ст. 14.4 Закона.

Необходимо отметить, что ст. 14.5 для указанных целей не может быть применима, поскольку запрещает лишь незаконное использование результатов интеллектуальной деятельности, а использование собственных патентов, полученных в законном порядке может быть недобросовестным, но не может быть незаконным.  

Коллеги, а какое решение данной проблемы видите Вы?

</o:p>

Источник

%d такие блоггеры, как: