Налоговый орган – непременный участник почти каждой процедуры банкротства юридического лица (с миноритарным или мажоритарным пакетом требований).

Участие ФНС в банкротствах юридических лиц оказывает серьезное влияние на интересы прочих (ординарных) кредиторов.

Такое влияние бывает разным в зависимости от  стратегии и тактики уполномоченного органа: может увеличивать шансы сообщества кредиторов на погашение или снижать их.

Надо отметить, что в целом действия ФНС в процедурах банкротства  направлены на качественное и эффективное формирование конкурсной массы, что влечет объективный положительный эффект для всего сообщества кредиторов – во всяком случае сейчас, когда требования ФНС находятся в одной очереди со всеми остальными  и отсутствует фискальный залог.

Ниже попробуем разобраться, какие действия ФНС отвечают интересам кредиторов, а какие – напротив усложняют для них ситуацию на процедурах.

Действия ФНС в интересах  сообщества кредиторов

1. Погашение расходов из «залоговой» выручки

Вопрос  о составе расходов на содержание и реализацию залогового имущества всегда был дискуссионным. При этом налоговый орган долгое время настаивал на том, что все текущие фискальные долги, связанные с залоговым имуществом, должны погашаться из выручки от реализации предмета залога. В итоге Верховный Суд встал на сторону ФНС и признал, что такие обязательства относятся к расходам на содержание предмета залога и должны погашаться в первоочередном порядке из выручки от его реализации (Определения ВС от 08.04.2021 года №305-ЭС20-20287 и от 08.07.2021 года №308-ЭС18-21050).

Непосредственным бенефициаром такого подхода, конечно, является ФНС (бюджет), однако очевидную выгоду получают и кредиторы (текущие и реестровые), поскольку «залоговые» расходы не будут погашаться за счет незалоговых поступлений (взысканий, реституций, торгов).   

2. Субсидиарная ответственность

Арбитражные управляющие в вопросе определения оснований и круга лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, ведут себя крайне «консервативно» – чаще всего «заявляются» директора и мажоритарные участники.

Экономический эффект от привлечения таких лиц – в подавляющем большинстве случаев минимальный (с учетом номинального или «полуноминального» статуса).

Все чаще в делах, где участвует ФНС (является мажоритарным кредитором), фискалы  расширяют круг субсидиарной ответственности, включая в него лиц, входящих в одну группу с должником (косвенных выгодоприобретателей), соучастников (соисполнителей) оптимизационных мероприятий по выводу активов и близких родственников контролирующих лиц, которым были переданы ликвидные активы (например, Постановление АС МО от 06.04.2021 года, Определение ВС от 24.08.2020 года №305-ЭС20-5422 по делу N А40-131425/2016 ).

Разумеется, такой подход соответствует интересам всех кредиторов и увеличивает шансы на погашение их требований.      

3. Оспаривание сделок

В вопросе конкурсного оспаривания сделок управляющие довольно часто также «консервативны» – оспариваются  сделки с очевидным предпочтением и/или совершенные во вред кредиторам (с “перекосом”  цены, отсутствием оплаты, в пользу аффилированного лица).

При этом более изощренные случаи вывода активов (или создания фиктивного долга) часто не попадают в зону внимания управляющего. Речь идет, например, о ситуациях совершения сделок за счет имущества должника (в частности, убыточные сделки с имуществом дочернего предприятия), изъятия имущества по цепочке фиктивных сделок и т.д.

Обращения к управляющему с требованием оспорить соответствующие сделки от ординарных кредиторов могут игнорироваться. Но обращение ФНС всегда принимается во внимание, что, собственно,  отвечает интересам всего сообщества кредиторов.     

Единственное, что надо иметь в виду в этой ситуации – налоговому органу иногда необходимо оказать «методическую поддержку» в этом вопросе, то есть обосновать наличие сложной схемы и показать основания ее оспаривания.    

4. Взыскание дебиторской задолженности

Работа с дебиторской задолженностью в процедуре банкротства должника – одна из самых противоречивых  тем, предполагающая, к сожалению, высокий уровень злоупотреблений. Распространенной является ситуация, когда часть абсолютно неликвидной дебиторки взыскивается в судебном порядке, ликвидная же часть – направляется на торги (и реализуется под мизерный процент от номинала).  

Налоговый орган, как правило, довольно критически относится к самой идеи реализации дебиторской задолженности на торгах без предварительно взыскания. Это позитивный для всех кредиторов подход, хотя он тоже должен соответствовать здравому смыслу – абсолютно бесперспективные долги  не должны “просуживаться”, более того, они вообще должны «списываться» для оптимизации расходов и сроков процедуры (подробнее об этом ниже).

В этом вопросе кредиторам необходимо искать разумный баланс с налоговым органом, который иногда демонстрирует сугубо формальный подход.

5. Утверждение арбитражного управляющего

Арбитражный управляющий – ключевая фигура в процедуре банкротства на стадии конкурсного производства, поэтому его выбор и утверждение имеют важное значение для всего сообщества кредиторов.  Значимыми факторами, определяющими эффективное ведение процедуры, являются квалификация и независимость АУ.

Требования ФНС к арбитражному управляющему – формализованы и не допускают утверждение на процедуры лиц, имеющих  отстранения. Кроме того, в последнее время ФНС жестко возражает против утверждения управляющего, выбранного аффилированными с должником кредиторами (что вполне соответствует  сложившейся практике).

Также ФНС все чаще присматривается к общему бэкграунду управляющего – его репутации, неформальным связям с участвующими в деле о банкротстве лицами (включая мажоритарных кредиторов).

Такой подход   уполномоченного органа, безусловно, «на руку» ординарным кредиторам, поскольку позволяет получить относительно независимого и квалифицированного антикризисного менеджера.  

Действия ФНС, усложняющие положение кредиторов

1. Вознаграждение арбитражного управляющего

Вознаграждение управляющего, в конечном итоге, определяет качество его работы и эффективность ведения процедуры (как мотивационный фактор).

Нынешняя сумма фиксированного вознаграждения зачастую не отвечает  объему работ на процедуре и требует существенного увеличения.

В ЗоБ предусмотрены два варианта повышения вознаграждения: за счет средств кредиторов и за счет конкурсной массы (по инициативе кредиторов или управляющего на основании определения суда). Первый вариант часто не приемлем для кредиторов, тем более для ФНС (это непредусмотренные бюджетом расходы).

А вот вариант с увеличением за счет конкурсной массы позволяет стимулировать управляющего за счет средств Должника. Однако ФНС почти всегда возражает против увеличения вознаграждения за счет должника, указывая на отсутствие серьезных оснований и достаточности установленного законом фикса. Позиция носит сугубо формальный характер и не учитывает специфики отдельных процедур.

Отсутствие достаточной мотивации управляющего влечет серьезное снижение качества ведения процедуры, что противоречит интересам ординарных кредиторов.     

2. Привлеченные специалисты

ЗоБ предусматривает возможность привлечения специалистов для выполнения функционала арбитражного управляющего (бухгалтера, юристы, ЧОПы, оценщики, инвентаризаторы и т.д.).

В значительном количестве процедур (особенно в условиях сокращения трудового коллектива) – привлечение сторонних специалистов очевидно необходимо.  Зачастую арбитражный управляющий просто не в состоянии охватить весь объем работы, например, по оспариванию сделок, взысканию дебиторской задолженности, привлечению к субсидиарной ответственности. Без внешней поддержки эти вопросы (как и многие другие) не будут качественно отработаны, а это приведет к потерям конкурсной массы.

К сожалению, позиция ФНС в вопросе привлеченных лиц также носит сугубо формальный характер и  сводится к тому, что арбитражный управляющий, получивший базовую подготовку антикризисного менеджера, должен самостоятельно выполнять все процедурные и процессуальные мероприятия в рамках банкротных процедур. Очевидно, что такой подход не учитывает ни объема работы в  процедурах, ни сложности отдельных аспектов деятельности управляющего.     

3. Списание неликвидных активов

Система отечественного бухгалтерского учета, к сожалению, не всегда адекватно отражает фактические активы предприятия (и их реальную стоимость). На балансе часто накапливаются неликвиды на значительные учетные суммы. Какой-либо коммерческий смысл в реализации этого имущества через банкротные торговые процедуры – отсутствует. Более того аукционы и публичное предложение в данном случае – это дополнительные и необоснованные расходы.

В этой святи такое имущества (чаще всего это материалы и дебиторка) – должны списываться (утилизироваться), либо (при наличии минимальной потребительской ценности) реализовываться в упрощенном порядке.

В процедурах, где есть уполномоченный орган списать неликвидное имущество фактически не возможно. Представитель ФНС гарантированно будет возражать, а если решение все же будет принято – скорее всего уполномоченный орган его обжалует. Очевидно, что такой подход тоже  не отражает интересов кредиторов, поскольку препятствует необходимой оптимизации процедур.  

4. Текущие платежи

Уполномоченный орган обычно очень пристально следит за оплатой текущих налогов должника и своевременно направляет соответствующие поручения в Банк. Кроме того, сами управляющие часто предоставляют приоритет  текущим фискальным платежам, выставляя соответствующую картотеку.

Все это приводит к тому, что на счете должника отсутствует  «правильная картотека» (с верной последовательностью оплат), что влечет нарушение очередности текущих платежей в пользу налогового органа и нарушает интересы ординарных кредиторов. 

 Конечно, такие платежи с предпочтением можно оспорить (ст. 61.3 ЗоБ), но это долгий и неочевидный (с точки зрения результата) путь.  

Таким образом, наличие у уполномоченного органа текущих фискальных требований к должнику часто оборачивается нарушением очередности при погашении текущих обязательств и ущемлением интересов “текущих” кредиторов.   

5. Текущая хозяйственная деятельность

Вопрос продолжения текущей хозяйственной деятельности в процедуре банкротства является крайне дискуссионным – здесь очень сложно определить грань между способом обеспечения финансирования процедурных расходов и  попыткой получить личные экономические выгоды, осуществляя деятельность  в особых условиях.

К сожалению, позиция ФНС в отношении текущей деятельности не носит понятного и четкого характера.

Уполномоченный орган обычно не против такой деятельности, при условии обеспечения интересов бюджета – полного и своевременного погашения текущих налогов. В принципе, ВС здесь основательно «помог» налоговому органу (в процедурах с залоговым имуществом) – определив фискальные обязательства в качестве приоритетных при распределении залоговой выручки.

Однако проблема  хозяйственной деятельности в банкротстве – гораздо шире вопросов  погашения текущих фискальных обязательств. Продолжение  хозяйственной  деятельности чревато серьезным увеличением сроков процедуры и размера текущих платежей, что значительно снижает шансы реестровых кредиторов на погашение (хотя бы частичное).

В этой связи, позиция налогового органа должна быть более взвешенной и дальновидной, учитывающей не только состояние текущих платежей, но и перспективы погашения реестра.           
Источник

%d такие блоггеры, как: