Уважаемые коллеги,

Вашему вниманию представляется Дайджест наиболее интересных дел, рассмотренных Верховным Судом РФ (далее – ВС РФ) в августе-сентябре 2021 года.

В Дайджест включены все рассмотренные ВС РФ за указанный период споры по категории «банкротство», а также отдельные заслуживающие внимания позиции по иным категориям споров.

С уважением, адвокат Дарья Трубина.

I. БАНКРОТСТВО

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 12.08.2021 № 305-ЭС21-5898 по делу № А40-127722/2019

Ключевые слова: установление требований кредиторов, банкротство финансовой организации

1. Принадлежащие клиентам должника-финансовой организации ценные бумаги, учет прав на которые он вел, обособленные на счете депо, открытом в другом депозитарии, равно как и денежные средства клиентов должника, которые он обособил на специальном отдельном счете, открытом в кредитной организации, не являются собственностью должника и не подлежат распределению по общим правилам расходования конкурсной массы. Конкурсный управляющий обязан распределить обособленные денежные средства и ценные бумаги клиентов должника между клиентами в соответствии с правилами статей 201.16, 185.5 и 185.6 Закона о банкротстве, удовлетворив требования клиентов в натуре (полностью либо в части, в зависимости от того, достаточно сохранившегося для погашения требований всех клиентов, чье имущество объединено на одном специальном счете, или нет). Лишь после исполнения обязательств перед клиентами в натуре можно достоверно установить размер их денежных требований, оставшихся непогашенными.

2. На гражданина-клиента, непрофессионального участника финансового рынка, являющегося слабой стороной договора, не могут быть возложены негативные последствия неисполнения органами управления должника обязанности по передаче необходимой документации конкурсному управляющему. Клиент (кредитор) имеет все основания считать, что конкурный управляющий как профессиональный антикризисный менеджер рассмотрит вопрос о необходимости перехода к специальной процедуре банкротства финансовой организации или клиента участника клиринга (при наличии к тому оснований), подаст соответствующее ходатайство в суд, и при его удовлетворении опубликует сведения об этом, в частности, о порядке предъявления кредиторами требований к должнику, примет иные меры к формированию реестра клиентов, определит лиц, которые вправе претендовать на получение сохранившегося имущества, проанализирует сделки, на основании которых должник отчуждал несохранившиеся ценные бумаги клиентов, движение денежных средств клиентов, примет меры к оспариванию незаконных сделок. Если гражданин – клиент предоставил в суд те документы, которые у него объективно могли быть в наличии, является необоснованным отказ в удовлетворении его требования на том лишь основании, что должник скрыл иную документацию, а арбитражный управляющий уклонился от выполнения возложенных на него обязанностей.

3. Разрешение судом спора по требованию гражданина-клиента финансовой организации до определения надлежащей специальной процедуры, подлежащей применению к должнику, недопустимо.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 19.08.2021 № 305-ЭС18-19395 (12) по делу № А40-216122/2016

Ключевые слова: оспаривание подозрительной сделки, договор аренды

Предметом рассмотренного спора являлось заявление конкурсного управляющего о признании недействительным дополнительного соглашения к договору аренды, которым была изменена валюта договора (рубли вместо долларов США) и увеличен размер ежегодной индексации арендной платы с трех до восьми процентов годовых, и применении последствий его недействительности. Суды, удовлетворяя заявление, указали, что оспариваемым дополнительным соглашением арендная плата увеличена в два раза в отсутствие к тому объективных причин, что свидетельствует о фактической аффилированности арендодателя и арендатора.

ВС РФ отменил судебные акты и принял новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленного требования ввиду следующего. В отсутствие заключенного сторонами дополнительного соглашения размер арендной платы исчислялся бы в долларах США и в переводе на рубли превысил бы тот размер арендной платы, который был установлен в результате подписания дополнительного соглашения. Таким образом, дополнительным соглашением размер базовой части арендной платы был снижен по сравнению с определенным ранее, а также частично был нивелирован риск падения курса рубля. Поскольку после заключения дополнительного соглашения объем обязательств должника перед арендодателем уменьшился по сравнению с тем, каким он был бы, если бы это соглашение не было заключено, данное соглашение не могло быть признано недействительным на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве. Коль скоро оспариваемая сделка не имеет даже признаков недействительности, характерных для подозрительных сделок, она не могла быть квалифицирована как сделка, совершенная при злоупотреблении правом.

Вывод судов о фактической аффилированности арендодателя и должника основан на одном лишь суждении о том, что подписать дополнительное соглашение, в два раза увеличивающее размер базовой части арендной платы, могли только связанные лица. Однако утверждение об увеличении размера арендной платы не соответствует действительности, а иных фактов, прямо или косвенно указывающих на аффилированность сторон договора аренды, суды не установили. С учетом изложенного, ссылки конкурсного управляющего на аффилированность отклонены Коллегией за недоказанностью.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 23.08.2021 № 305-ЭС21-7572 по делу № А40-6179/2018

Ключевые слова: субсидиарная ответственность за неподачу заявления о банкротстве

Является недопустимым отождествление срока возникновения обязательства со сроком его исполнения. Обязательства по исполнению банку-кредитору регрессного требования, возникшего в связи с осуществлением банком платежа в пользу бенефициара по банковской гарантии, и обязательства по выплате вознаграждения банку за выдачу банковской гарантии были приняты должником в момент заключения договора банковской гарантии. Поскольку на тот момент на стороне руководителя еще не возникла обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве подконтрольного общества, обман банка руководителем путем нераскрытия информации о тяжелом финансовом положении общества не имел места. У должника не имеется обязательств, которые бы возникли позднее даты наступления признаков неплатежеспособности, в связи с чем оснований для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве (статья 61.12 Закона о банкротстве) не имеется.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 23.08.2021 № 305-ЭС21-9813 по делу № А41-36090/2017

Ключевые слова: банкротство гражданина, процентное вознаграждение арбитражного

В ситуации, когда финансовый управляющий обладал полной информацией об имущественном состоянии должника и пришел к ошибочному выводу о том, что восстановление платежеспособности невозможно и необходимо ввести процедуру реализации имущества, однако суд утвердил план реструктуризации и должник его исполнил, финансовый управляющий не может претендовать на процентное вознаграждение.

Правовая природа вознаграждения арбитражного управляющего носит частноправовой встречный характер, и включает в себя плату за проведение всех мероприятий в процедурах банкротства, в том числе плату за оказываемые управляющим услуги. Более того, именно сам управляющий как профессиональный антикризисный менеджер, действуя добросовестно и разумно, будучи осведомленным о желании должника составить план выхода из кризиса, должен был оказать содействие гражданину в его намерении. Вместо этого управляющий, заняв противоположную позицию, фактически допустил в своей деятельности нарушение баланса интересов всех вовлеченных в процесс несостоятельности лиц, отдав явное предпочтение кредитору, что недопустимо. Поскольку возможность начисления стимулирующей выплаты неразрывно связана с совершаемыми финансовым управляющим действиями, его ролью в процедуре банкротства гражданина, при представлении должником доказательств, что управляющий не внёс сколько-нибудь существенного вклада в достижение целей реабилитационной процедуры банкротства, препятствовал выработке экономически обоснованного плана реструктуризации, стимулирующая часть вознаграждения не подлежит выплате.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 30.08.2021 № 305-ЭС19-13080 (2,3) по делу № А40-47389/2017

Ключевые слова: банкротство гражданина, оспаривание подозрительной сделки, договор дарения

Предметом рассмотренного спора являлось заявление о признании недействительными договоров дарения недвижимого имущества, заключенных должником со своими детьми. Отказывая в удовлетворении заявления, суды исходили из недоказанности наличия у должника признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества на момент совершения сделок и цели причинения вреда кредиторам должника.

ВС РФ отменил принятые судебные акты и удовлетворил заявление, указав на неправомерность отождествления момента причинения вреда кредиторам должника с моментом вступления в силу судебных актов, подтверждающих наличие таких убытков. На момент заключения договоров дарения должник обязан был осознавать, что его действия направлены на причинение вреда имущественным правам кредиторов. Отчуждение ликвидных активов на безвозмездной основе в пользу аффилированных лиц в условиях неисполнения существовавших обязательств перед кредиторами являлось обстоятельством, достаточным для констатации того, что у должника имелась цель причинения вреда своим кредиторам. Обособленный спор в части применения последствий недействительности сделки направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 30.08.2021 № 307-ЭС21-8025 по делу № А56-7844/2017

Ключевые слова: банкротство гражданина, оспаривание подозрительных сделок, единственное жилье

Обстоятельства дела: финансовый управляющий гражданина оспаривал цепочку сделок, на основании которых четырехкомнатная квартира должника была продана сначала номинальному владельцу, а затем – супруге должника. Суд первой инстанции удовлетворил заявленное требование, однако суды апелляционной и кассационной инстанций, придя к выводу, что спорная квартира является единственным жильем должника и в любом случае не подлежит включению в конкурсную массу, отказали в удовлетворении заявления. При этом суды всех инстанций пришли к выводу о наличии в действиях должника признаков злоупотребления правом, поскольку должником предпринимались действия, направленные на придание квартире статуса единственного жилья, в том числе для этой цели были использованы иные объекты недвижимости, принадлежавшие семье должника.

ВС РФ отменил апелляционное и кассационное постановления и оставил в силе акт суда первой инстанции ввиду следующего. Судом первой инстанции было установлено, что спорная квартира не являлась единственным пригодным для проживания должника жильём, формально став таковым в результате последовательных недобросовестных действий должника, направленных на искусственное создание данной ситуации. В четырёхкомнатной квартире должник не проживал на момент её отчуждения и не планировал проживать в дальнейшем. Должник также никогда не был зарегистрирован по указанному адресу. Таким образом, сам должник не считал четырёхкомнатную квартиру своим единственным жильем, выразив волю на отказ от исполнительского иммунитета. Имея в собственности несколько жилых помещений и изначально не намереваясь использовать ни одно из них в качестве единственно пригодного для собственного проживания жилья, должник производил их последовательную реализацию, не направляя вырученные денежные средства ни на погашение требований кредиторов, ни на покупку нового жилья. Отсутствие у должника жилья, свободного от исполнительского иммунитета, является исключительно результатом совершённых им действий. При доказанном факте совершения должником в преддверии собственного банкротства действий, направленных на создание объекта, защищённого исполнительским иммунитетом, суд первой инстанции правомерно квалифицировал поведение должника как злоупотребление правом, что позволяло применить к последнему предусмотренные законом последствия такого злоупотребления – отказать в применении к четырёхкомнатной квартире исполнительского иммунитета.

Возврат по недействительной сделке четырёхкомнатной квартиры как одного из нескольких ранее принадлежащих должнику жилых помещений автоматически не наделял её безусловным исполнительским иммунитетом. Разрешение подобного вопроса являлось прерогативой суда, рассматривающего обособленный спор исходя из конкретных фактических обстоятельств, необходимости как удовлетворения требований кредиторов, так и защиты конституционного права на жилище самого гражданина-должника и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, обеспечения указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав. Данный вопрос применительно к фактически установленным обстоятельствам обособленного спора разрешён судом первой инстанции верно, в связи с чем у судов апелляционной и кассационной инстанций не имелось оснований для отмены судебного акта.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 01.09.2021 № 305-ЭС20-8917 (3) по делу № А40-185154/2017

Ключевые слова: оспаривание сделки с предпочтением, договор лизинга

Разрешая спор о признании недействительными лизинговых платежей по мотиву оказания лизинговой компании предпочтения, необходимо иметь ввиду наличие у нее специальных полномочий, позволяющих в отсутствие этих платежей в любом случае получить удовлетворение своих требований. По этой причине само по себе совершение подобных платежей еще не свидетельствует об оказании предпочтения, так как не является предпочтением такое исполнение, которое может быть законно получено и при наличии дела о банкротстве.

Поскольку цель статьи 61.3 Закона о банкротстве состоит в восстановлении равного положения кредиторов при осуществлении расчетов за счет имущества должника, и сохранение возможности использования лизингового имущества должником и (или) выкупа предмета лизинга в определенных случаях может приводить к увеличению стоимости активов должника, вопрос о действительности лизинговых платежей должен решаться с учетом того, какое управленческое решение на момент его принятия, с точки зрения руководителя должника, интересов иных кредиторов и конкурсной массы, являлось объективно оправданным исходя из ожидаемого финансового результата.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 01.09.2021 № 310-ЭС21-6469 по делу № А68-3921/2019

Ключевые слова: банкротство гражданина, залог

Содержащиеся в пункте 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» разъяснения, по смыслу которых не заявленные в деле о банкротстве предпринимателя требования, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, сохраняются и после завершения конкурсного производства, а при продаже предмета залога вследствие сохранения основного обязательства сохраняется и право залога, не применимы к правоотношениям, возникшим после вступления в силу главы X Закона о банкротстве (банкротство гражданина).

Согласно действующему в настоящее время правовому регулированию после реализации заложенного имущества в рамках дела о банкротстве гражданина залог прекращается, имущество переходит к покупателю свободным от обременений. При этом залоговый кредитор, не заявивший о своих требованиях в деле о банкротстве, утрачивает свои права в отношении такого имущества и не вправе претендовать на получение средств, вырученных в результате его реализации.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 01.09.2021 № 301-ЭС20-18311 (2) по делу № А43-41965/2017

Ключевые слова: субсидиарная ответственность, прекращение производства по делу

Предметом спора являлось заявление конкурсного управляющего о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по мотиву невозможности погашения требований кредиторов. Суд первой инстанции прекратил производство по заявлению, указав, что аналогичное заявление было рассмотрено судами в рамках ранее имевшегося дела о банкротстве, которое впоследствии было прекращено в связи с отсутствием кандидатуры арбитражного управляющего, изъявившего желание быть утвержденным в качестве конкурсного управляющего должником. С выводами суда первой инстанции не согласились апелляционный суд и суд округа, дело было направлено в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

ВС РФ, отменяя постановления судов апелляционной и кассационной инстанций и оставляя в силе определение суда первой инстанции, указал, что для признания заявления тождественным ранее рассмотренному необходимо сопоставить стороны, предмет и основание заявленных требований.

Сторонами по такому иску являются, с одной стороны, сообщество кредиторов (независимо от их персонального состава) как истцов в материально-правовом аспекте, независимо от того, кто выступает их представителем – процессуальным истцом (прежний или новый арбитражный управляющий, кто-либо из кредиторов и т.д.). С другой стороны, контролирующее или совместно действующее с ним лицо в качестве ответчиков. Применительно к названному признаку в рассматриваемом случае имеется элемент тождественности. Предмет иска также является тождественным, так как в обоих случаях было заявлено требование о привлечении к субсидиарной ответственности по мотиву невозможности погашения требований кредиторов. Под основанием иска понимаются фактические обстоятельства, на которых заявитель основывает свое требование к ответчику. Поскольку и в рамках первого дела о банкротстве, и в рамках рассматриваемого дела в качестве оснований для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности приводятся идентичные факты и доводы, а каких-либо новых фактов, которые бы могли подтверждать вину ответчиков в невозможности погашения требований кредиторов, конкурсным управляющим не приведено, имеет место совпадение сторон, предмета и оснований заявленных требований, в связи с чем производство по заявлению конкурсного управляющего было правомерно прекращено судом первой инстанции.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 06.09.2021 № 305-ЭС21-8682 по делу № А40-32523/2018

Ключевые слова: установление требований кредиторов, договор технологического присоединения

Предметом спора являлось взыскание задолженности за выполненные работы по договору технологического присоединения. Кредиторы ответчика, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, обратились с апелляционной жалобой на решение суда о взыскании задолженности в пользу электросетевой организации, указывая, что организация не исполнила свои встречные обязательства перед ответчиком. Суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился суд округа, оставил обжалуемое решение без изменения.

ВС РФ, отменяя судебные акты апелляционной и кассационной инстанций и направляя дело на повторное апелляционное рассмотрение, отметил, что судами не устанавливался факт исполнения сетевой организацией обязанностей, предусмотренных договором, не соотносился объем выполненных работ, не проводилась судебная экспертиза. Таким образом, суды не установили существенное для правильного рассмотрения дела обстоятельство – выполнение сетевой организацией своих обязательств по договору как основание для взыскания платы по технологическому присоединению.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 14.09.2021 № 305-ЭС21-7053 по делу № А40-150774/2020

Ключевые слова: текущие платежи, оказание услуг

ВС РФ напомнил, что для целей определения момента возникновения обязанности по оплате услуг значение имеет дата оказания этих услуг, несмотря на то, что исполнение данной обязанности может по согласованию сторон быть перенесено на более поздний период (например, путем привязки к подписанию акта, выставлению счета-фактуры, посредством предоставления отсрочки либо рассрочки исполнения). Следовательно, для целей квалификации требования об оплате услуг в качестве реестрового или текущего суду необходимо определить, в какую дату были фактически оказаны спорные услуги.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 15.09.2021 № 304-ЭС21-5485 по делу № А46-12387/2020

Ключевые слова: возбуждение дела о банкротстве

Кредитор, являющийся правопреемником кредитной организации по обязательству, вытекающему из кредитного договора, вправе инициировать возбуждение процедуры банкротства должника в упрощенном порядке, без представления в суд, рассматривающий дело о банкротстве, вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга в общеисковом порядке. Оспаривание сделки, положенной в основу требования о признании должника банкротом, само по себе не препятствует рассмотрению заявления кредитора, учитывая, что доводы о ее ничтожности могут быть оценены при проверке обоснованности данного требования.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 27.09.2021 № 306-ЭС19-5887 (3) по делу № А65-3658/2018

Ключевые слова: оспаривание сделок с неравноценным встречным предоставлением, оспаривание подозрительных сделок, договор купли-продажи, аффилированность

Обстоятельства дела: конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании недействительными договоров купли-продажи имущества. Арбитражный суд первой инстанции удовлетворил заявление, указав, что сделки заключены по заниженной стоимости в пользу заинтересованного лица менее чем за год до возбуждения дела о банкротстве. Суд также отметил, что спустя непродолжительное время после продажи имущества покупатель сдал его в аренду третьему лицу, при этом размер арендной платы значительно превысил стоимость приобретения имущества. Суд апелляционной инстанции, поддержанный судом округа, отменил судебный акт и отказал в удовлетворении заявленных требований.

ВС РФ не согласился с выводами судов апелляционной и кассационной инстанции и оставил в силе определение суда первой инстанции, указав следующее. В ситуации, когда доход от передачи имущества в аренду, полученный в пределах непродолжительного периода после отчуждения имущества, превышает стоимость такого имущества, следует исходить из того, что отчуждение, скорее всего, было осуществлено по заниженной цене. О подозрительном характере сделок также свидетельствует тот факт, что покупатель как юридическое лицо был зарегистрирован незадолго до совершения спорных сделок, и имеет тот же юридический адрес, что и должник. Условия договоров купли – продажи существенно отличались от обычно применяемых независимыми участниками гражданского оборота (предоставление рассрочки от 8 месяцев до двух лет без обеспечения до полной оплаты стоимости имущества), что, как правило, возможно только при наличии доверительных отношений между продавцом и покупателем. Совокупность установленных обстоятельств убедительным образом свидетельствовала в пользу того, что отчуждение имущества, скорее всего, осуществлено по заниженной цене и направлено на вывод активов из конкурсной массы. Бремя их опровержения подлежало переложению на ответчика, настаивавшего на действительности сделок, однако, в результате неправильного распределения судом апелляционной инстанции ответчик был фактически освобожден от доказывания существенных обстоятельств. Поскольку выводы суда первой инстанции не были опровергнуты ответчиком, судебный акт не подлежал отмене.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 30.09.2021 № 305-ЭС19-27640(2) по делу № А40-269386/2018

Ключевые слова: банкротство гражданина, установление требований кредиторов, субординация

Обстоятельства дела: компания, признанная банкротом, предъявила требование в деле о банкротстве гражданина. Требование возникло в связи с признанием в деле о банкротстве компании недействительной сделки по переводу долга гражданина на иное лицо, в результате чего задолженность гражданина перед компанией была восстановлена. Гражданин ранее являлся контролирующим компанию лицом. Суды трех инстанций признали требование обоснованным, но понизили его в очередности.

ВС РФ, отменяя судебные акты и включая требование в третью очередь реестра, напомнил, что законодательство о несостоятельности граждан не содержит положений об обязанности кого-либо из иных лиц при определенных обстоятельствах подать заявление о банкротстве другого физического лица, воздержавшись от предоставления ему финансирования. Обязанность по обращению в суд заявлением о банкротстве третьего лица, находящегося в состоянии имущественного кризиса, закреплена только в отношении несостоятельных организаций: она возложена законом на контролирующих их лиц, под влиянием которых формируется воля банкрота. Данные выводы актуальны и в отношении финансирования, осуществляемого путем отказа от принятия мер к истребованию задолженности. Таким образом, правила о субординации требований не подлежат применению в делах о банкротстве граждан.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 30.09.2021 № 305-ЭС20-9150(4-6) по делу № А40-256738/2018

Ключевые слова: банкротство кредитной организации, оспаривание подозрительных сделок

В рамках дела о банкротстве кредитной организации оспаривалась цепочка сделок с участием различных физических и юридических лиц. Судами было установлено, что за два дня до отзыва у банка лицензии на осуществление банковских операций рядом физических лиц были внесены наличные денежные средства в кассу головного офиса банка для их последующего зачисления на расчетные счета физических и юридических лиц (клиентов банка). Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции констатировал отсутствие доказательств, свидетельствующих о наличии внутригрупповых отношений или аффилированности ответчиков между собой и с банком, а также согласованности действий последних, в связи с чем указал, что спорные сделки не могут быть квалифицированы в качестве взаимосвязанных. При этом суд не установил совокупность условий для признания каждой из оспариваемых конкурсным управляющим сделок недействительной по основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве. Суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился суд округа, указал на совершение всех оспариваемых сделок в течение непродолжительного периода времени по идентичной схеме. Суд апелляционной инстанции счел, что имело место фиктивное внесение денежных средств физическими лицами на свои счета и счета юридических лиц, открытых в банке. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что оспариваемые сделки в своей совокупности представляли цепочку взаимосвязанных сделок, направленных на безвозмездный вывод активов должника в преддверии его банкротства, в связи с чем удовлетворил заявленные конкурсным управляющим требования.

ВС РФ рассмотрел кассационные жалобы ряда ответчиков по обособленному спору и пришел к следующим выводам. Особенность функционирования кредитных организаций состоит в том, что они имеют значительное количество контрагентов, с которыми ежедневно совершается множество однотипных сделок и операций. Схожесть обычных для кредитной организации сделок, совершенных с разными лицами в одно время, сама по себе не свидетельствует об их взаимосвязанности и общей направленности. Действительно, оспариваемые сделки совершены в течение короткого промежутка времени. Однако субъектный состав сделок не совпадает; из установленных судами обстоятельств спора не следует, что действия всех лиц, вовлеченных в рассматриваемые отношения, направлены на достижение единого общего результата. В данном случае внесение физическими лицами денежных средств на свои счета и счета юридических лиц, открытых в банке, опосредовало различные цели (в частности, погашение собственных кредитных обязательств, в том числе исполнение по которым было обеспечено поручительством, оплату цессионариями уступленных банком (цедентом) прав требований к заемщикам, оплату покупателями приобретенного у банка (продавца) имущества). При этом судами не установлено консолидации всего отчужденного по спорным сделкам имущества у одного лица либо лиц, входящих в одну группу, а конкурсным управляющим не представлены доказательства, свидетельствующие о наличии внутригрупповых отношений или аффилированности ответчиков между собой и с банком, и не приведены какие-либо обстоятельства, указывающие на фактическую аффилированность последних. Само по себе досрочное погашение кредитных обязательств аффилированность не подтверждает. Суд апелляционной инстанции квалифицировал действия всех ответчиков как взаимосвязанные исходя из тождественного подхода, основанного лишь на совпадении момента осуществления спорных операций, без учета их статуса, целей и размера вносимых денежных средств, что недопустимо. Кроме этого, суды не проверили наличие (отсутствие) у ряда ответчиков финансовой возможности внести денежные средства в установленных размерах, что является одним из существенных обстоятельств для разрешения спора. Обособленный спор в части рассмотрения требования к тем ответчикам, финансовое состояние которых не исследовалось, направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 30.09.2021 № 307-ЭС21-9176 по делу № А56-17680/2017

Ключевые слова: жалоба на действия арбитражного управляющего, право на обращение в суд

Контролирующее должника лицо, выбрав активную защиту своих прав в связи с возникновением обособленного спора по заявлению о привлечении его к субсидиарной ответственности, не может быть лишено возможности на обращение в суд с жалобой на действия конкурсного управляющего должником со ссылкой на отсутствие статуса основного участника дела о банкротстве. Доказанность наличия причинно-следственной связи между неправомерными действиями (бездействием) конкурсного управляющего и убытками на стороне должника и его кредиторов, приведёт к взысканию с конкурсного управляющего в конкурсную массу должника денежных средств. Как следствие, будет уменьшен размер возможной субсидиарной ответственности контролирующего должника лица, которое в рассматриваемом случае не имеет иного способа защиты.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 30.09.2021 № 308-ЭС21-8991 по делу № А32-4783/2016

Ключевые слова: банкротство стратегических предприятий, отстранение конкурсного управляющего

Обстоятельства спора: в рамках дела о банкротстве стратегического предприятия уполномоченный орган обратился в суд с ходатайством об отстранении от исполнения обязанностей конкурсного управляющего, ссылаясь на то, что данный управляющий ранее был отстранен от исполнения обязанностей в рамках дела о банкротстве другого стратегического предприятия. Суды трех инстанций отказали в удовлетворении ходатайства уполномоченного органа.

ВС РФ не согласился с подходом нижестоящих судов, отменил принятые ими судебные акты и разрешил спор по существу, удовлетворив ходатайство уполномоченного органа. Коллегия отметила, что Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.09.2003 № 586 «О требованиях к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации» утверждён перечень требований к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации, пунктом 2 которого установлено условие о том, что в течение последних 3 лет кандидат не должен быть отстранён от осуществления обязанностей арбитражного управляющего в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением возложенных на него обязанностей. Указанные дополнительные требования к арбитражным управляющим стратегических предприятий или организаций являются обязательными, в связи с чем несоответствие им влечёт безусловное отстранение от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должником вне зависимости от оценки деятельности управляющего в деле о банкротстве.

II. ПРОЧИЕ СПОРЫ

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 10.08.2021 № 302-ЭС21-4332 по делу № А78-10606/2019

Ключевые слова: взыскание убытков, обращение взыскания на предмет залога

Избрание залогодержателем способа защиты прав в виде передачи предмета залога в собственность не лишает его права требовать убытки в том случае, если такие возникновение таких убытков обусловлено ненадлежащим исполнением залогодателем принятых обязательств по договору залога, в частности, необеспечением залогодателем надлежащего состояния имущества, что повлияло на его стоимость и фактически уменьшило размер обеспечения.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 19.08.2021 № 305-ЭС21-5471 по делу № А40-53998/2019

Ключевые слова: обращение взыскания на предмет залога, объект культурного наследия

Договор ипотеки создает предпосылки для перехода в будущем права собственности на имущество, но только посредством обращения взыскания на него при условии неисполнения обеспечиваемого обязательства. Само по себе неуказание в договоре ипотеки на обременение потенциального покупателя обязанностью исполнять условия охранного обязательства не препятствует достижению целей Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002 № 73-ФЗ, не ставит объекты культурного наследия под угрозу и потому не может влечь ничтожность договора. Юридическим фактом, на основании которого происходит передача права собственности на объект культурного наследия (либо права владения и (или) пользования таким имуществом) является не сам договор ипотеки, а обращение взыскания на заложенное имущество и действия по его отчуждению. Именно при обращении взыскания и совершении действий по отчуждению заложенного имущества и должна устанавливаться обязанность приобретателя по выполнению требований охранного обязательства. Поскольку в отношении предметов ипотеки, которые имеют значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества, допускается только судебное обращение взыскания, при вынесении судом решения об удовлетворении иска залогодержателя в резолютивной части указывается на необходимость выполнения приобретателем имущества требований охранного обязательства, аналогичные положения должны содержать также условия торгов и соглашения об отчуждении имущества.

Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 27.09.2021 № 310-ЭС21-5030 по делу № А14-6079/2020

Ключевые слова: судебные расходы

Обстоятельства дела: истец обратился в суд с иском о взыскании задолженности с ответчика. Ответчик после регистрации дела в суде, но до принятия его судом к производству, оплатил имеющуюся задолженность, что послужило основанием для отказа в удовлетворении заявленных истцом исковых требований. Суды посчитали, что судебные расходы подлежат пропорциональному взысканию с обеих сторон.

ВС РФ не согласился с данным подходом, отметив следующее. Отказ от иска является правом, а не обязанностью истца, поэтому возмещение судебных издержек истцу не может быть поставлено в зависимость от заявления им отказа от иска. Следовательно, в случае добровольного удовлетворения исковых требований ответчиком после обращения истца в суд и принятия судебного решения по такому делу судебные издержки также подлежат взысканию с ответчика. Добровольное удовлетворение ответчиком требований после обращения истца в суд (подачи искового заявления) является достаточным основанием для возложения на него всех расходов истца, в том числе и по уплате государственной пошлины. Обращение истца за судебной защитой своих прав, нарушенных ответчиком, является следствием неправомерных действий (бездействия) последнего, что влечет возникновение на стороне истца издержек уже на момент такого обращения, а временной промежуток между подачей иска и его принятием судом, как правило, находится вне сферы контроля истца.

Источник

%d такие блоггеры, как: