Совсем недавно я предложил обсудить вопрос о том, кто должен возмещать расходы на экспертизу работнику, проигравшему иск. На саму необходимость такого возмещения указал в недавнем определении Верховный Суд РФ. Но работник обратил свои требования сразу трем лицам: работодателю, экспертному учреждению и региональному отделению Судебного департамента. Верховный Суд РФ направил дело на новое рассмотрение, однако не ответил на вопрос, требование к кому должны удовлетворить нижестоящие суды.

На первый взгляд, ответ на него находится совсем просто – методом исключения. Экспертам нужно заплатить, ведь они свою работу выполнили, поэтому их исключаем. Работодатель дело выиграл, поэтому на него возлагать эту обязанность было бы несправедливо, значит и его исключаем. Остается Судебный департамент, то есть по сути федеральный бюджет. Несмотря на простоту этой логики, давайте остановимся на каждом из исключенных вариантов подробнее.

Действительно, работа экспертов должна быть оплачена. Но разве ст. 393 ТК не говорит о том, что работник не должен оплачивать судебные расходы? В ней не сказано, что работнику компенсируют его расходы, в ней сказано, что он в принципе освобождается от их оплаты. Это можно истолковать так, что эксперты не вправе были принимать от работника какие-либо платежи. Тогда мы сказали бы, что именно эксперты должны возвратить работнику деньги, а затем взыскать оплату с надлежащего плательщика. Этот подход, однако, наталкивается на то, что легитимность платежам придана самим судом. Именно он определил, что за экспертизу заплатит работник. Поэтому взыскивать деньги с экспертного учреждения было бы форменным издевательством.

Но может быть суд ошибся? Может быть суду изначально следовало считать экспертизу назначенной по его собственной инициативе, что в соответствии с ч. 2 ст. 96 ГПК РФ, автоматически повлекло бы ее оплату из бюджета? Поступи суд так, рассматриваемая ситуация попросту бы не возникла. Работник не оплачивал бы экспертизу, и ему не нужно было бы компенсировать расходы на нее. Мы бы сказали, что это тот способ, каким работает ст. 393 ТК РФ в подобных случаях – она заставляет суд назначать нужную работнику экспертизу по инициативе суда и тем самым принимать расходы на бюджет. Проблема, однако, состоит в том, что в случае проигрыша дела работодателем он также оказался бы освобожден от оплаты расходов на экспертизу (ч. 2 ст. 96 ГПК РФ), что смотрится уже совсем не так справедливо.

Значит считать экспертизу назначенной по инициативе суда нельзя, нужно искать иной подход. Это, в свою очередь, означает, что суд скорее всего был прав, когда требовал оплаты экспертизы от работника, а экспертное учреждение правомерно ее приняло.

Вернемся к аргументации, касающейся работодателя. Если он проиграл спор, то мы хотим видеть его оплачивающим все судебные расходы, включая расходы на экспертизу. Если же он выиграл, мы не хотим, чтобы он возмещал расходы на экспертизу работнику. Правильность такого подхода кажется очевидной. Я постараюсь показать, что это первое впечатление обманчиво.

Главным аргументом в пользу того, что победивший работодатель не должен ничего компенсировать работнику, служит ст. 98 ГПК РФ. Она устанавливает принцип компенсации судебных расходов той стороной, не в пользу которой состоялось решение. Иными словами, кто не прав по существу спора, тот и несет возникшие в связи с его разрешением расходы. Поскольку работодатель выиграл иск, он прав, и значит никому ничего не должен.

Все бы хорошо, но эта логика нарушается самой ст. 393 ТК РФ. Представим себе, что экспертиза достоверности подписи работника на документах была назначена по инициативе работодателя. С помощью нее он доказал, что работник не прав: подписи на бумагах его, работник вводит суд в заблуждение. Однако, расходы на экспертизу работодателю никто не возместит. В результате эти расходы составят убыток работодателя от участия в процессе.

Должна ли ситуация измениться, если та же самая экспертиза назначена по инициативе работника? Допустим, что это работник просил проверить достоверность подписи. Экспертиза установила, что подпись его, в результате чего работодатель выигрывает дело. Мы говорим, что возмещать расходы работнику работодатель не должен, но почему? Если законодатель допускает, что выигравший работодатель может остаться в убытке в первом примере, почему не допустить то же самое во втором? Неужели это зависит только от того, по чьей инициативе назначена экспертиза?

Мне думается, что нет, этот фактор не может иметь определяющего значения. В конце концов в проведении экспертизы могут быть равно заинтересованы обе стороны, и только от усмотрения суда зависит, кто ее оплатит. Вспомним, что по общему правилу за любую экспертизу в конце концов заплатит тот, кто проиграл дело (ст. 98 ГПК РФ). Но у нас имеется исключение в виде ст. 393 ТК РФ. Если, толкуя это исключение, мы принципиально согласны с тем, что убыток может остаться на стороне выигравшего работодателя, вовсе не так важно, кто изначально платил за экспертизу. Иными словами, ст. 393 ТК РФ вполне можно понимать так, что судебные расходы по трудовым спорам всегда ложатся на работодателя.

Конечно, можно вернуться к тому, что лучше бы работникам судебные расходы возмещал бюджет. Однако не будет ли тогда последовательным сказать: если проигравший работник вправе возместить расходы на экспертизу за счет бюджета, то же право должен иметь и выигравший работодатель. Если же мы этого права за ним не признаем, тогда читать ст. 393 ТК РФ надо так, что за экспертизу по трудовым спорам всегда платит работодатель.
Источник

%d такие блоггеры, как: