Возмещение убытков и привлечение к субсидиарной ответственности как способы защиты нарушенных прав и законных интересов субъектов экономической деятельности при общей правовой основе имеют отличительные характеристики. Применение указанных способов на практике сопряжено с проблемами, требующими освещения и анализа.

1. Определением ВС РФ от 05.02.2021 № 303-ЭС17-23451(8,9) по делу № А04-3201/2010 отказано в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС РФ (постановлением АС Дальневосточного округа от 05.10.2020 отменены постановление 6ААС от 15.07.2020 и определение АС Амурской области от 29.01.2020, дело направлено на новое рассмотрение)

Требование: о привлечении солидарно к субсидиарной ответственности по денежным обязательствам должника – юридического лица в размере 1 647 257 758, 38 руб. рамках дела о несостоятельности (банкротстве)

Стороны: конкурсный кредитор и юридические, физические лица как контролирующие должника

Суд округа, отменяя акты нижестоящих инстанций и направляя обособленный спор на новое рассмотрение, отметил, что, делая вывод о наличии оснований для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности ввиду их недобросовестного поведения, выразившегося в наращивании долговой нагрузки и выводе имущества, суды первой и апелляционной инстанций не проверили и не оценили возражения ответчиков о том, что банкротство должника было обусловлено объективными обстоятельствами, а не действиями контролирующих лиц.

2. Определением АС г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.01.2020 по делу № А56-41316/2017, оставленным без изменения постановлением 13 ААС от 18.06.2020 и постановлением АС Северо-Западного округа от 28.08.2020, требование удовлетворено

Требование: о взыскании с руководителя, участника должника – юридического лица  15 636 962 руб. убытков в рамках дела о несостоятельности (банкротстве)

Стороны: конкурсный управляющий должника и руководитель, участник должника

Суд округа, оставляя в силе акты нижестоящих инстанций, указал, что суды обоснованно исходили из того, что руководитель и участник должника, действуя разумно и добросовестно в интересах общества, должен был принять своевременные меры по взысканию задолженности с контрагента-банкрота, но, поскольку указанные меры контролирующим должника лицом приняты не были, что привело к утрате взыскания задолженности в пределах срока исковой давности, должнику – юридическому лицу причинены убытки в размере суммы займа и начисленных на нее процентов.

Законодательство:

1. В соответствии с п. 2 ст. 56 ГК РФ учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодеком и другим законом.

            Наступление ответственности возможно в следующих случаях:

2. В силу п. 3 ст. 53.1ГК РФ лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания лицам, названным в п.п. 1 и 2 настоящей ст., обязано действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно и несет ответственность за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

3. Ст. 64.2 ГК РФ предусмотрено, что исключение недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц не препятствует привлечению к ответственности лиц, указанных в ст. 53.1 настоящего Кодекса.

4. Обжаловать исключение юридического лица из ЕГРЮЛ, оспорив тем самым прекращение им деятельности, на основании п. 8 ст. 22 «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», могут кредиторы или иные лица, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением этого лица из ЕГРЮЛ.

5. К ответственности контролирующее лицо может быть привлечено на основании:

– ст. 61.11 – 61.12 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: регламентирован порядок привлечения лиц к субсидиарной ответственности (основания – (1) невозможность полного погашения требований кредиторов, (2) неподача (несвоевременная подача) заявления должника в процедуре банкротства должника-юридического лица) вследствие действий (бездействия) контролирующих должника лиц,

ст. 399 ГК РФ является общей нормой о субсидиарной ответственности (оговаривает ответственность любых лиц) и применяется постольку, поскольку иное не установлено специальными нормами (п. 4 ст. 399 ГК РФ).  По обязательствам юридических лиц порядок привлечения к субсидиарной ответственности учредителей (участников) или собственников может устанавливаться нормами ГК РФ о юридических лицах (н-р., п. 1 ст. 75 ГК РФ; п. 7 ст. 63 ГК РФ; п. 6 ст. 113 ГК РФ; п.п. 5, 6 ст. 123.22. ГК РФ; п. 4 ст. 123.22, п. 2 ст. 123.23 ГК РФ) или специальными законами, в частности законами о юридических лицах, ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».1

– п. 1 ст. 62.20 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: предусмотрена возможность заявления требования о возмещении должнику-юридическому лицу убытков, причиненных ему лицами, уполномоченными выступать от имени юридического лица, в случае введения в отношении должника процедуры, применяемой в деле о банкротстве, и рассматривается по правилам, предусмотренным главой III.2 указанного закона;

п. 2 ст. 64.1 ГК РФ: закреплено правило о предъявлении кредиторами требования о возмещении убытков в порядке и по основаниям, которые предусмотрены ст. 53.1 настоящего Кодекса, к контролирующим лицам в статусе ликвидатора или члена ликвидационной комиссии;

п. 3 ст. 53 ГК РФ: установлены основания предъявления требования о возмещении убытков к лицам, имеющим фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания лицам, названным в п.п. 1, 2 ст. 53.1; п. 3 ст. 53 ГК РФ, и определяемым по правилам ст.ст.15, 307.1, 393 ГК РФ;

– п. 4 ст. 20.4 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: определены условия предъявления требования о возмещении убытков к арбитражному управляющему, которые причинены кредиторам, должнику или иным лицам при ведении процедур банкротства.

Позиции ВС РФ:

1. Негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или)неразумности его действий (бездействия), т.к. возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности (п. 5 ст. 10 ГК РФ). Директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска (п. 1 постановления ВАС РФ № 62).2

2. Из принципов ограниченной ответственности и защиты делового решения (п. 1 постановления Пленума ВС РФ № 53) следует, что подобного рода ответственность не может презюмироваться даже в случае исключения организации из ЕРЮЛ по решению регистрирующего органа на основании ст. 21.1. ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».3При разрешении такого рода споров истец должен доказать, что невозможность погашения долга перед ним возникла по вине ответчика в результате его неразумных либо недобросовестных действий (определение СКЭС ВС РФ от 25.08.2020 № 307-ЭС20-180 по делу № А21-15124/2018).

3. Право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным ст. 61.11 – 61.13 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» обусловлено наличием в отношении должника процедуры, применяемой в деле о банкротстве, в том числе и после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве (определение ВС РФ от 27.01.2021 № 307-ЭС20-22176 по делу А56-1256/2020).

4. Признавая взаимозаменяемость и взаимодополняемость требований о возмещении убытков и о привлечении к субсидиарной ответственности, следует между тем отметить  специальный порядок применения института субсидиарной ответственности,  отличительными характеристиками которого выступает соответствие критерию –  приведение должника к объективному банкротству, а также упрощенный процесс доказывания (посредством ведения презумпций вины ответчика – п. 2 ст. 61.11ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»), особенности определения размера ответственности виновного лица (п. 11 ст. 61.11 названного Закона), иные правила исковой давности, и принять во внимание, что при определении соотношения этих требований необходимо исходить из их зачетного характера по отношению друг к другу (п. 1 ст. 6, абз. 1 п. 1 ст. 394 ГК РФ) (определение СКЭС ВС РФ от 03.07.2020 № 305-ЭС19-17007(2) по делу А40-203647/2015).

5. Обстоятельства, указанные в п. 2 ст. 61.11 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в том числе отсутствие документов бухучета и (или) отчетности и прочих обязательных документов должника-банкрота) – это, по сути, лишь презумпция, облегчающая процесс доказывания состава правонарушения с целью выравнивания процессуальных возможностей сторон спора. При этом обстоятельства, составляющие презумпцию, не могут подменять обстоятельства самого правонарушения и момент наступления обстоятельств презумпции может не совпадать с моментом правонарушения.

Смысл этой презумпции в том, что если лицо, контролирующие должника-банкрота, привело его в состояние невозможности полного погашения требований кредиторов, то во избежание собственной ответственности оно заинтересовано в сокрытии следов содеянного. Установить обстоятельства содеянного и виновность контролирующего лица возможно по документам должника-банкрота. В связи с этим, если контролирующее лицо, обязанное хранить документы должника-банкрота, скрывает их и не представляет арбитражному управляющему, то подразумевается, что его деяния привели к невозможности полного погашения требований кредиторов (определение СКЭС ВС РФ от 30.01.2020 № 305-ЭС18-14622 (4,5,6) по делу № А40-208525/2015).

6. Критерии контролирующих лиц, чье виновное поведение привело к невозможности погашения задолженности перед кредиторами должника-юридического лица (могут быть привлечены за доведение должника до банкротства, п. 4 ст. 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»):

1) наличие у лица возможности оказывать существенное влияние на деятельность должника (что, например, исключает из круга таких лиц рядовых сотрудников, менеджмент среднего звена, миноритарных акционеров и т.д., при условии, что формальный статус этих лиц соответствует их роли и выполняемым функциям);

2) реализация лицом соответствующих полномочий привела (ведет) к негативным для должника и его кредиторов последствиям; масштаб негативных последствий соотносится с масштабами деятельности должника, т.е. способен кардинально изменить структуру его имущества в качественно иное – банкротное – состояние (однако не могут быть признаны в качестве оснований для субсидиарной ответственности действия по совершению, хоть и невыгодных, но несущественных по своим размерам и последствиям для должника сделки);

3) лицо является инициатором такого поведения и (или) потенциальным выгодоприобретателем возникших в связи с этим негативных последствий (п.п. 3, 16, 21, 23 постановления Пленума ВС РФ № 53) (определение СКЭС ВС РФ от 22.06.2020 № 307-ЭС19-18723 (2,3) по делу № А56-26451/2016).

7. Ликвидация должника, признанного банкротом, не является препятствием для рассмотрения требования о привлечении его бывшего руководителя к субсидиарной ответственности. Законодательство о банкротстве не ограничивает возможности кредиторов по удовлетворению своих требований и после завершения конкурсного производства (п. 11 ст. 142 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») Кроме того, исполнимость судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя при ликвидации должника может быть достигнута посредством возобновления дела о банкротстве после пересмотра определения о завершении конкурсного производства по правилам гл. 37 АПК (п. 8 Обзора судебной практики ВС РФ № 1(2016) определение СКЭС ВС РФ от 07.12.2015 № 307-ЭС15-5270 по делу № А21-337/2013).

Основные выводы:

1. Обобщая, назовем вопросы, которые вызывают существенные трудности у сторон в спорах, – это квалификация требований; определение наличия оснований для привлечения к указанным видам ответственности; отнесение тех или иных лиц к категории контролирующих должника; доказывание обстоятельств, на которые сторона ссылается как на основания своих требований и возражений; разграничение компетенции между судами общей юрисдикции и арбитражными судами.

Определением ВС РФ от 27.01.2021 № 307-ЭС20-22176 по делу А56-1256/2020 отказано в передаче дела для рассмотрения в СКЭС ВС РФ (решением АС г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18.03.2020, оставленным без изменения постановлением 13 ААС от 06.07.2020 и постановлением АС Северо-Западного округа от 30.09.2020, отказано в удовлетворении требований о взыскании 5 742 791,26 руб. убытков в порядке субсидиарной ответственности с генерального директора по обязательствам должника – юридического лица).

Отвергая доводы истца о виновности генерального директора, суды исходили из отсутствия совокупности условий, необходимых для взыскания с ответчика убытков в пользу кредитора, и пришли к выводу, что положения банкротного законодательства о возможности привлечения к субсидиарной ответственности применимы при условии возбуждения дела о банкротстве должника – юридического лица.

Определением СКГД ВС РФ от 22.12.2020 по делу № 66-КГ20-10-К8 отменены акты нижестоящих инстанций, дело направлено на новое рассмотрение (решением Иркутского районного суда Иркутской области от 09.04.2019, оставленным без изменения апелляционным определением СКГД Иркутского областного суда от 10.09.2019 и определением СКГД 8 КСОЮ от 28.04.2020 удовлетворены исковые требования о взыскании денежных средств в размере 4 479 512 руб. с учредителя и директора должника – юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ).

Отменяя судебные акты и направляя спор на новое рассмотрение, ВС РФ указал, что применение судами в настоящем деле норм ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» без указания на правовую норму, позволяющую руководствоваться указанным Законом в отношении лица, не являющегося банкротом, нельзя признать правильным, а само по себе исключение юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа не свидетельствует о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора общества.

Приведенные примеры как нельзя лучше демонстрируют обозначенные проблемы. Во многом их решение, разумеется, обусловлено выбранной сторонами концепцией защиты. Так, в указанных делах возможен иной способ защиты права: оспаривание исключения из ЕГРЮЛ (в случае исключения); инициирование банкротства; при отсутствии имущества у должника – юридического лица для возмещения расходов на проведение процедур, применяемых в банкротстве, и несогласии иных лиц финансировать производство по делу, – прекращение производства с вынесением соответствующего определения судом; привлечение к ответственности контролирующих должника лиц. Некоторые вопросы требуют законодательного решения: в целях единообразия практики рассмотрение подобных споров должно быть отнесено исключительно к компетенции арбитражных судов.

2. Рассматриваемые виды ответственности имеют общую правовую основу.

Состав любого гражданского правонарушения определяет совокупность общих, типичных условий, необходимых для возложения ответственности на нарушителя гражданских прав и обязанностей и встречающихся в различных сочетаниях при любом гражданском правонарушении. Специальные условия ответственности, свойственные отдельным видам правонарушений, являются лишь конкретизацией общих условий гражданско-правовой ответственности применительно к обстоятельствам данного конкретного дела.4С учетом сказанного состав гражданско-правовой ответственности в гражданских правоотношениях должен включать такие типичные условия, как 1) объект, 2) субъект, 3) объективная сторона (объективированный вредоносный результат, противоправность, причинная связь).5

Несмотря на сущностное сходство, требования о возмещении убытков и привлечении к субсидиарной ответственности имеют отличительные характеристики, что необходимо учитывать, как при предъявлении исков в защиту нарушенных прав, так и при оппонировании.

В первую очередь отметим, что применительно к целям регулирования правоотношений в рамках процедуры банкротства субсидиарная ответственность учредителей (участников) или собственников (иных контролирующих должника лиц) по обязательствам должника – юридического лица законодателем определяется как ответственность лиц, чье противоправное поведение является причиной невозможности исполнения должником всех требований кредиторов и выражается в обязанности отвечать за неисполнение основным должником его обязательств перед кредиторами (п. 1 ст. 61.11 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; п. 18 постановления Пленума № 53).

При иных юридических основаниях заявление о привлечении к субсидиарной ответственности может быть формой выражения требования о дополнительной имущественной обязанности по неисполненным обязательствам основного должника, не связанной с совершением дополнительным должником правонарушения. В то же время применение такого правила к правоотношениям допустимо только при наличии специальной нормы, закрепленной в законе.

Далее, необходимо назвать важные отличительные характеристики требований о взыскании убытков и о привлечении к субсидиарной ответственности:

1) Разные правовые последствия противоправного поведения нарушителя

С учетом неоднородного характера имущественных потерь вред может выражаться в различных формах:

– если вред, причиненный действиями (бездействием) контролирующего должника лицом, привел к негативному фактическому результату, однако критического изменения финансового положения должника, свидетельствующего о появлении признаков объективного банкротства, не последовало, – защита нарушенного права возможна посредством предъявления требования о возмещении убытков к контролирующим должника лицам;

– если причиненный контролирующим должника лицом вред привел к объективному банкротству (неспособности платить по долгам) должника – имеются в наличии основания для привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам должника; как частный случай противоправного поведения, в результате которого помимо прочего возникает невозможность удовлетворения требований кредиторов, законом оговаривается неинформирование руководителем должника кредиторов о неплатежеспособности (необращении в суд с заявлением о банкротстве) (п. 1 ст. 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»;

2) Нетождественные юридические основания:

– для привлечения к ответственности в виде возмещения убытков достаточно наличия состава правонарушения (привлечение к имущественной ответственности по общему правилу);

– для привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности помимо наличия состава правонарушения необходимы правовые условия, предусмотренные ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Определением ВС РФ от 28.01.2021 № 304-ЭС20-22261 по делу А75-20157/2019 отказано в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС РФ (решением АС Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 29.01.2020, оставленным без изменения постановлением 8 ААС от 02.07.2020 и постановлением АС Западно-Сибирского округа от 07.10.2020, отказано в иске о взыскании 8 065 846, 64 руб. в порядке субсидиарной ответственности с контролирующих должника лиц по обязательствам ликвидированного должника – юридического лица).

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, поддержанный судами апелляционной и кассационной инстанций, пришел к выводу о том, что рассмотрение вопроса о субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц на основании ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» вне рамок дела о банкротстве невозможно.

3) Разные стандарты доказывания:

– при заявлении требования о возмещении убытков – обязательное представление убедительных и достаточных доказательств.

В предмет доказывания входит совокупность обстоятельств: факт причинения убытков и его размер; противоправность поведения причинителя вреда; наличие причинно-следственной связи между наступлением вреда и противоправным поведением причинителя вреда. Под убытками понимаются расходы, которое лицо, чье право нарушено произвело (должно будет произвести) для восстановления субъективного нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возникли убытки (п. 12 постановления Пленума ВС РФ № 25).6

– при заявлении требования о привлечении к субсидиарной ответственности – перераспределение бремени доказывания.

В структуре норм о привлечении к субсидиарной ответственности ст.ст. 61.11-61.12 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» закреплены опровержимые презумпции, цель которых – создать предположение (абстрактную истину) о виновности лица, привлекаемого к ответственности.

Правовая презумпция – это закрепленный в норме права вероятностный вывод о факте, который принимается судом без процедуры доказывания, в случае установления связанного с ними факта (факта-основания) и неопровержения путем доказывания иного факта.7При действии доказательственной презумпции происходит перераспределение бремени доказывания по следующей схеме: правовая презумпция освобождает от доказывания презюмируемого факта то лицо, которое ссылается на него как на основание своего требования или возражения, возлагая при этом на противоположную сторону обязанность по опровержению презюмируемого факта. Презюмируемые факты в предмет доказывания по делу не входят, однако они могут включаться в последний при условии их опровержения противоположной стороной (ответчиком).8

3) Разные порядки определения исковой давности:

– общий срок исковой давности для требования о возмещении убытков на основании ст.ст. 196, 200 ГК РФ составляет 3 года и начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. В случаях, когда требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении (п. 10 постановления Пленума ВАС РФ № 62).

заявление о привлечении к субсидиарной ответственности может быть подано в течение 3 лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве) и не позднее 10 лет со дня, когда имели место действия (бездействие), являющиеся основанием для привлечения к ответственности (если определение о прекращении, завершении банкротства, возврате заявления вынесено после 01.09.2017); в период действия п. 5 ст. 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» – в течение 1 года.

Течение срока исковой давности не может начаться ранее возникновения права на подачу в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности (например, ранее введения первой процедуры банкротства, возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом, прекращения производства по делу о банкротстве) (п. 59 постановления Пленума № 53).

Определением ВС РФ от 02.02.2021 № 304-ЭС17-18954(2) по делу № А67-1612/2014 отказано в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС РФ (определением АС Томской области от 10.03.2020, оставленным без изменения постановлениями 7ААС от 26.06.2020 и АС Западно-Сибирского округа от 06.10.2020, отказано в удовлетворении требований о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника – юридического лица и взыскании с них 113 439 089, 05 руб.)

Отказывая в удовлетворении заявленного требования о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, суды первой и апелляционной инстанций, с выводами которых согласился суд округа, пришли к выводу о пропуске процессуального срока и применили исковую давность, начало течения срока которой исчислено с даты включения требования общества в реестр требований кредиторов должника.

3. Решению многих актуальных вопросов, безусловно, будет способствовать дальнейшее формирование правоприменительной практики.

_______________________

1. По мнению Гутникова О.В., эти правила [правила о субсидиарной ответственности] – по существу технические нормы о порядке и условиях предъявления требований кредитора к субсидиарному должнику. Кроме того, в ст. 399 ГК РФ необходимо различать два вида правоотношений: обязательства, в которых возложение дополнительной имущественной обязанности не связано с совершением дополнительным должником правонарушения, и обязательства, в которых реализуется ответственность, что предполагает совершение субсидиарным должником противоправных действий и субсидиарную ответственность. (Гутников О.В. Субсидиарная ответственность в законодательстве о юридических лицах: вопросы правового регулирования и юридическая природа // Государство и право. Юридические науки. 2018. № 1)

2.Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»

3. Постановление Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»

4. Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ»

5. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2001

6. Алексеев С.С. Гражданская ответственность за невыполнение плана железнодорожной перевозки. М.: Госюриздат, 1959

7. Сериков Ю.А. Процессуальные функции правовых презумпций в гражданском судопроизводстве: автореф. дис. … канд.юр.наук:12.00.15/ Екатеринбург, 2005

8. Нахова Е.А. Роль презумпций и фикций в распределении обязанностей по доказыванию: автореф. дис. … канд.юр.наук:12.00.15/ Саратов, 2004
Источник

%d такие блоггеры, как: