Довольно очевидный (и старый) вопрос, но не помню, чтобы особо у нас обсуждался, кидайте любые ссылки, интересно.

Всем известен п. 3 ст. 182 ГК, а равно ст. 184 ГК.

Суть вопроса в том, что представитель именно совершает сделку своей собственной волей (по классике – не транслируя чужую, как посыльный). А значит, в случае автоконтрактованием нет двух воль – типа одного представляемого и второго – есть одна воля, воля представителя.

Тем самым, автоконтрактование превращает любой договор в одностороннюю сделку.

Характерно, что тогда по обшему правилу автоконтрактование без предварительного соглашения представляемых было бы исключено уже ввиду п. 2 ст. 154 ГК.

Пункт же 3 ст. 182 ГК делает довольно странную с точки зрения защиты собственности вещь (впрочем, чего странного, если посмотреть на то, что вытворяют с ограничениями полномочий ЕИО) – делает такую сделку оспоримой, да еще ставит оспаривание под ряд странных условий, наличие которых, как кажется, судя по судебной практике, даже не презюмируется.
Источник

%d такие блоггеры, как: