В производстве Задонского районного суда Липецкой области, у судьи Антиповой Е.Л., находится гражданское дело о взыскании денег (неосновательное обогащение + убытки).  

Внезапно истец получает определение, в котором говорится, что в обеспечение иска по заявлению ответчика налагается арест на некое имущество, к иску отношения не имеющее.

Именно так. По заявлению ответчика. Обеспечение иска. Арест конкретного имущества, в иске не упомянутого. На сумму, превышающую цену иска более, чем в 3 раза. И по адресу ответчика.

Самое смешное в определении – глубокомысленный “вывод” судьи: обеспечительная мера направлена на обеспечение сохранности имущества от недобросовестного поведения ответчика, которое может помешать исполнению решения суда в пользу заявителя. И – никакого фактического обоснования.

Т. е. ответчик просил арестовать вещи у себя дома, почему-то опасаясь за их сохранность ввиду своего недобросовестного поведения. И судья, тронутая такой обеспокоенностью, позаботилась об обеспечении прав ответчика силами ФССП.

Конечно, всякое бывает. Но при чём здесь истец? Видимо, подвернулся не вовремя… Или так: кого-то же надо в исполнительном листе назначить должником. Истца и назначить.

У пристава круглые глаза. Вызывает истца и требует немедленно предоставить вещи для ареста. 

Истец: – Да арестовывайте. Адрес в исполнительном листе указан. Идите, но без меня.

  • Но Вы должник! Как?

  • А это не ко мне вопрос. У судьи спросите, что она там с представителем ответчика (адвокатом) накумекала.

Для пущей иллюминации происходящего истец подаёт заявление судье о выдаче ему исполнительного листа в соответствии с ч. 2 ст. 142 ГПК. В ответ на процессуальное заявление получает по почте отнюдь не процессуальное письмо: для выдачи исполнительного листа нет оснований, он выдан ответчику (истцу по встречному иску).

Истец: – Вот как? А почему я ничего не знаю про встречный иск? Дайте мне его.

Судья: – Нет.

Истец: – В определении четко указано, что в деле один иск – мой, и обеспечительная мера принята по нему. Где встречный иск?

Представитель ответчика: – Мы иск не заявляли, но требуем ареста.

Судья безмолвствует.

Жалоба истца председателю суда Парахину С.Е.: отзовите исполнительный лист и разберитесь, чем у вас там судья занимается. Ответ через месяц: исполнительный лист выдан по встречному иску, вмешиваться в процессуальную деятельность судьи нельзя.

Процессуальную? Какими нормами ГПК предусмотрено принятие и рассмотрение заявления ответчика, не являющегося истцом, об обеспечении иска? А выдача ему исполнительного листа в обеспечение несуществующего встречного иска?

Рассмотрев частную жалобу истца, судья Липецкого облсуда Тельных Г.А. оставила определение об аресте без изменений. Кто бы сомневался.

Как читатель наверняка догадался, настырство упомянутых судей имеет причины, выходящие за рамки данного гражданского дела. О подоплеке этого позорного для судебной власти действа я пока умолчу, т.к. в ней должны разобраться следователи. Рассмотрим ситуацию саму по себе.

​​​Как следует квалифицировать действия судей и бездействие председателя суда вкупе с заведомой ложью относительно встречного иска? Каковы должны быть последствия для них в нормальной реальности, в которой вышестоящие суды, ККС и правоохранительные органы выполняют свои функции? Полагаю, лишения статуса заслужили все трое.

Мне попадалось на глаза постановление, которым судья была признана виновной по ст. 305 УК и лишена статуса за выдачу исполнительного листа (как иного суд. акта) в отсутствие соответствующего иска. Понятно, что такое можно учудить исключительно в коррупционных целях. Также подходит ст. 286 УК. 

​​​​Есть возражения?

Источник

%d такие блоггеры, как: